20:55 

Фирме имени погрызенного яблока посвящается

Клир
…С последней ступеньки трапа он оглянулся:
Звезда с труднопроизносимым названием, которую здешние колонисты по привычке именовали Солнцем, заливала восьмую стартовую площадку столичного космодрома ярким чуть голубоватым светом. Где-то внизу космодромный уборщик Петро в компании двух роботов споренько скатывал двухсотметровую красную дорожку по которой потенциальный первопроходец недавно открытого межгалактического туннеля только что под гром оркестра и всеобщие аплодисменты прошествовал к своему верному кораблю, а на некотором удалении, на смотровой площадке башни КУПа можно было смутно разглядеть и сам оркестр, яростно блестевший трубами даже сквозь тонированное стекло, и фуражки космодромного начальства, и ярко-рыжую шевелюру любимой жены Мариночки. От такого помпезного прощания стало как-то не по себе, но начальство сказало «надо!» - приходилось терпеть. В конце концов, майору ВКС Олегу Ивановичу Егорову предстоял не рутинный рейс на Землю или на совсем уж недалекий Укр - не каждый день корабли уходят в дальнюю разведку.
Входной люк с тихим щелчком закрылся за спиной, автоматический трап отъехал, освобождая стартовую площадку, анатомическое пилотажное кресло мягко приняло в свои объятья… Егоров включил боковой монитор, выводя на него изображение с камеры внешнего наблюдения, которая сейчас была нацелена прямо на начальство и провожающих, затем включил центральный, предназначенный для управления полетом.

…Голографический экран мигнул развертываясь, прямо над панелью управления и радостно высветил: «Обновление принято и установлено. Для запуска системы управления введите пароль».
Олег хоть тресни, не мог припомнить, когда это он давал согласие на загрузку обновлений, хотя разработчик ПО исправно засылал их при каждой посадке на любую цивилизованную планету. Но майор Егоров был сторонником старых проверенных программ и уж тем паче не желал тратить время на освоение всяких там новых версий интерфейса, потому просто закрывал все всплывающие окна с предложениями чего-то там обновить, машина прекрасно выполняла свои функции и без всех этих новомодных фантазий земных программистов. Но, может, техники проверявшие оборудование перед стартом, чего-то запустили, не посоветовавшись с пилотом? Мысленно послав начальнику ТЭЧ капитану Дёмину и безвестному наладчику аппаратуры лучи поноса, Олег движением пальца вытянул из-под нижней рамки голограммы такую же эфемерную клавиатуру и настучал привычные восемнадцать символов.
Экран мигнул и снова высветил пустую строчку ввода, на этот раз с комментарием «Пароль неверный. Осталось 2 попытки». Еще два зеленых диарейных луча улетели в сторону терминала ТЭЧ, раскладка была заменена на латинскую и пальцы снова пробежали по клавишам… С тем же результатом… И после нажатия Caps Lock тоже, только на этот раз система еще и обрадовала сообщением о собственной блокировке.
Третье проклятие в адрес техников было вербализировано в самых непечатных выражениях, о чем Олег даже пожалеть не успел:
- Егоров, что там у тебя? – тут же раздался в наушнике взволнованный голос руководителя полетов полковника Тасмагамбетова.
- Все в порядке, Нурлан Алиевич, - сквозь зубы выдохнул майор, с трудом удержавшись от бесполезного удара по виртуальной клавиатуре. – Кроме того, что какая-то зараза влезла ко мне в систему.
- Кто тебе куда влез? – тут же подключился обруганный Демин?
- Ты! Или кто-то из твоих умников. Вы какого черта обновления приняли? Эта зараза огрызочная теперь пароль не принимает.
- Никуда мы не влезали! – обиделся капитан. – Видимо, система сама запустила процесс после тестового прогона. А ты, если пароль не в состоянии запомнить, записывай, блин!

- Вот всегда у нас так, - пробормотал себе по нос полковник Тасмагамбетов, предусмотрительно отведя от лица микрофон и недовольно покосился на стоящего рядом Демина. На глаза попались густо покрасневшая от нецензурщины в эфире связистка Азарян и егоровская жена Марина, чье выражение лица с равным успехом могло означать как досаду на бестолковость мужа, так и желание треснуть Демина по затылку.
- Нурлан Алиевич, дайте мою жену, - уже вполне спокойно произнес динамик голосом Егорова.
- Зачем тебе? – вполне резонно поинтересовался командир.
- Пароль будем восстанавливать, что ж еще.
Полковник недовольно пожал губы и посторонился, пропуская женщину к микрофону. Марина вымученно улыбнулась и приторно-ласково сообщила устройству:
- Да, милый, я тут.
- Солнышко, достань мою звонилку. Сейчас на нее придет код для восстановления пароля.
Немного покопавшись в сумочке, женщина извлекла похожее на квадратный кусочек тонкого матового стекла коммуникационное устройство планетарной связи и потыкала пальцем в экран. Связистка Азарян презрительно фыркнула – приборчик уже полгода как морально устарел.
- Олеж, тут блокировка…
- Блин, точно!.. Пароль «слоныбегутнасевер87643» русскими буквами по латинской раскладке. Первая, седьмая и девятая буквы заглавные.
- Олег Иванович, я бы вам посоветовала по возвращении сменить пароль на более сложный, - очень серьезно прокомментировала Азарян в собственный микрофон.
- Угу, первые восемь строчек полетной инструкции туда вобью, блин! – огрызнулся Егоров.
- Лучше в разнобой и не с первой страницы, - ничуть не смутившись, посоветовала связистка.
- Отставить! Не засоряйте эфир! – рявкнул полковник так, чтобы слышали оба, и снова демонстративно отстранился от микрофона.
Марина тем временем справилась с разблокировкой, и на экранчике комма высветилось свежее сообщение.
- Набирай: два, пятнадцать, триста пятьдесят один, латинская зет, русскими Д Ы Ё, латинская джей, как клюшка, аш, эс, как доллар, русские Г Ю С, девятьсот семьдесят четыре, икс, игрек... Все…
- Да мать вашу! Не подходит!
- Олеж, не кипятись. Попробуй набрать через русскую эс.
- Диктуй заново…

…Со второй попытки пароль все-таки прошел. Экран всколыхнулся мелкой рябью и белым по лиловому поинтересовался: «Девичья фамилия вашей бабушки по материнской линии?». А, получив ответ, поинтересовался также названием родной планеты капитана Егорова по межгалактической системе, именем его домашнего животного, средним баллом успеваемости в третьем классе, политическими предпочтениями и любимым сортом пива. И в завершении обрадовал радостным сообщением «Код для восстановления пароля отправлен на адрес вашей электронной почты».
Егоров еще раз ругнулся в пустоту кабины и снова вызвал КУП:
- Мариночка, залезь еще мне в мыло. Пароль: даты рождения наших детей по старшинству без пробела, потом нижнее подчеркивание и то слово, которым я называю твою маму, когда отключаю комм после разговора с ней.
Боковое монитор явственно отобразил заинтересованные взгляды космодромного начальства и покрасневшее лицо Марины, но сейчас было не до ее обид.
Женщина потыкала пальцами в экранчик и удивленно посмотрела прямо на мужа сквозь стекло смотровой площадки:
- Не подходит.
- Все в русской раскладке, без капслока.
- Да…
- Тогда должно подойти.
- Не подходит!
- Должно!
- Тааак… а назови-ка мне даты рождения наших детей!
Егоров назвал. Марина выругалась, в снова вогнав в краску несчастную связистку, но все-таки продиктовала двадцативосьмизначный код из последнего сообщения в наконец-то открывшейся мыльнице.
Супруг как можно вежливее ее поблагодарил и снова обратился к экрану, на этот раз предлагавшему придумать новый пароль (не менее тридцати пяти символов, с использованием не менее чем двух языковых раскладок, из них не менее семи заглавных букв и хотя бы четыре цифры). Егоров ввел. На этот раз предусмотрительно нацарапав вбитое крепежным карабином с кобуры штатного нейробластера прямо на панели управления.
И свершилось чудо: экран вспыхнул привычно-голубым светом, отразив в верхнем правом углу логотип фирмы-производителя, а по центру – последнее наставление бестолковому пользователю: «Запомните этот пароль и не сообщайте его никому». Майор скептически хмыкнул, покосившись на собственные каракули, и решительно закрыл диалоговое окошко. «Система обновлена на 23%. Воспользуйтесь новыми возможностями…»
Что там за возможности ему на этот раз впарили, Егоров читать не стал, и вместо очередного закрытого окна на экране высветилась долгожданная орбитальная карта с намеченной зеленым пунктиром стартовой траекторией. Провод системы нейронного управления привычно воткнулся в разъем на затылке. И тут же приятный женский голос возвестил:
- Ваша обновленная бортовая Siri приветствует вас. Как я могу помочь?
- Блядь! – с непередаваемым чувством озвучил Егоров.
- Я не блядь, – обиделся голос. – Я ваш помощник в управлении кораблем, построении навигационных карт, поиске информации по любым…
- Это тебя что ли обновляли? – перебил майор, совершенно не ожидая от недоразвитого искусственного интеллекта внятного ответа.
- По большому счету, это не обновление. Я – новейшая версия вашего помощника в управлении кораблем, построении…
- Я понял! – снова прервал компьютерные откровения Егоров, не без удовольствия отметив, что Siri и впрямь стала чуть умнее. – Космопозиционирование подключено?
- Нет. Подключить?
- Да. И выведи мне на боковой экран карту звездной системы с траекториями всех находящихся в ее пространстве кораблей… КУП, слышите меня!
- Слышу хорошо!
- КУП, борт M117QZ, разрешите старт?
- Системы управления функционируют нормально? - не без опасения поинтересовался Тасмагамбетов.
- Так точно.
- Старт разрешаю! Удачи тебе, Олежка!

…Егоров тоже мысленно пожелал сам себе удачи и пробежал пальцами по кнопкам виртуальной клавиатуры, задавая команду на пуск. Умненькая новая Siri без слов, по ментальной команде, на время убрала с бокового монитора карту системы, снова выводя на него изображение с камеры внешнего наблюдения:
Провожающие на смотровой площадке КУПа заворожено смотрели вверх, многие улыбались, кое-кто махал руками. Марина смахнула слезу, Азарян украдкой послала улетающему исследователю космических глубин воздушный поцелуй, Демин показал последовательно «фак», «ок» и поднятый вверх большой палец. Полковник Тасмагамбетов, убедившись, что пуск прошел успешно, приподнял фуражку, стер платочком пот со лба и совершенно не по уставу перекрестился. Скатанный рулон ковровой дорожки лежал теперь неподъемной глыбой у входа в КУП, грозя надолго заблокировать внутри всех собравшихся, поскольку роботы уже полным ходом катились в сторону терминала СОКа. А поверх рулона, как пингвин на льдине, пристроился космодромный уборщик Петро, из-под руки радостно наблюдая за отрывающейся от земли темно-серой громадой космического корабля с нарисованным на борту огромным белым символом надкусанного яблока, под которым кто-то желтой и голубой краской намалевал бессмертное «Слава Украiнi!»...

запись создана: 15.05.2017 в 21:45

@темы: творчество по теме

URL
Комментарии
2017-05-16 в 07:39 

My Precious
Ритуал появляется после утраты справедливости. В ритуале - начало смуты
Шикарно :lol:
Пока читала - в очередной раз возненавидела и всех уродов с обновлениями, и сами обновления, и яблоки, и винду, и укрию. И небо, и Аллаха. Шикарно! :vo::-D

2017-05-16 в 09:12 

Клир
My Precious, а Аллаха-то за что?:lol:

URL
2017-05-16 в 09:20 

My Precious
Ритуал появляется после утраты справедливости. В ритуале - начало смуты
Клир, за компанию :-D

2017-05-16 в 21:19 

Дариэль
Но должны же коты, пёс возьми, во что-нибудь верить?(с)
А кто надпись намалевал? Никак сам Петро?))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Гражданская позиция

главная