Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:13 

страшный сон одного режиссера

Клир
Нашумевшему фильму и его критикам с обеих сторон посвящается

- Ррррота, стройся! – рявкнул командир так внушительно, что горка с трудом отколупанной мерзлой земли ссыпалась обратно в недорытый окоп.
Взмыленные, несмотря на холод, бойцы принялись спешно выбираться из заготавливаемых к предстоящему бою нор. Через заснеженное поле прихрамывающей рысцой примчался пулеметный расчет, обустраивавший гнездо в стороне от основных позиций. Минут через десять личный состав вытянулся в неровную шеренгу.
Командир придирчиво оглядел строй.
- По порядку рааасчитайсь!
- Первый!
- Второй!
- Третий…
- Маловато, конечно, - вполголоса пробормотал командир.
- Много! – безапелляционно отрезал политрук. – Должно остаться ровно двадцать восемь, включая меня.
- А справитесь? – командир явно сомневался.
- Должны, - пожал плечами политрук с не меньшим сомнением.
- А если вдруг нет?
- Ну, это уже другой вопрос… Тут главное, точно соблюсти численность, вы же понимаете.
- Да, понимаю… - Капитан Гундилович обреченно махнул рукой. – Первые двадцать семь на месте, остальные – шаг вперед!
Ничего не понимающий левый фланг нерешительно сместился навстречу командиру.
- И что будем с ними делать? Расстрелять их что ли?
Политрук Клочков задумчиво поскреб в затылке:
- Нууу, можем на другой участок перекинуть. Или вообще, в тыл услать! Главное, чтоб к началу боя их тут не было.
- Н-дааа, ну и задачки ты ставишь, товарищ политработник.
- Не я ставлю – история ставит! А мы перед ней отвечаем и ее же творим. А в любом творчестве критически важны пропорции.
- Нуу, тебе, наверное, виднее, - пробормотал командир чуть слышно. – Ладно, двадцать семь в твоем распоряжении, командуй. Остальные, за мной!
Минут пять Клочков и оставшиеся бойцы обреченно провожали взглядами удаляющуюся вслед за Гундиловичем неровную цепочку так нужных здесь и сейчас боевых товарищей. Потом кто-то из строя решился озвучить мучивший всех вопрос:
- Товарищ политрук, разрешите обратиться!.. Ааа, нам что… одним тут танки встречать?
- Не одним, боец, а в составе сплоченного боевого коллектива в составе двадцати восьми человек! Или ты что, не хочешь стать героем?!
Личный состав дружно задумался.
- А что, в составе полной роты… нуу, не полной, но все-таки… героем никак не стать?
- Нет, не стать! – припечатал Клочков. – И, вот еще что: нам срочно нужно красное знамя. Штук пять! Немедленно найти и расставить на самых видных местах!
- Ааа, где…
- А я знаю?! Петренко, дуй галопом в деревню! Возьмешь в сельсовете красную скатерть и порвешь на флаги. Остальным срочно читать свежий номер газеты «Правда»! И чтоб в бою сыпали мне цитатами как на партсобрании!
Бойцы зашушукались и зашарили по карманам в поисках хоть какого-нибудь номера хоть какой-нибудь газеты. Нашелся только листок от июльской «Красной звезды», уже изрядно пообщипанный на самокрутки. Политрук зло сплюнул на снег и, обернувшись через плечо, проорал вслед удаляющемуся Петренко:
- И «Правду» захвати! Достань, где хочешь… Таак, следующее: в бою всем орать «за Родину, за Сталина»! Да так, чтоб в штабе полка слышно было! И… - взгляд Клочкова зацепился за чье-то лицо, и его собственное исказилось гримасой досады. – Добробабин, пошел вон отсюда!
- В смысле? – совершенно не по уставу удивился сержант, машинально выходя из строя. – Почему?
- Потому что ты потенциальный предатель. Испортишь нам тут всю героическую репутацию – как я потом буду оправдываться перед благодарными потомками?!
- Ага, благодарными аж до тошноты, - буркнул Добробабин возмущенно. – Это что ж, мне теперь авансом запрещено в подвигах участвовать?
- Много ты понимаешь в подвигах… В подвиге все должно быть безупречно, так что… пошел вон.
- Так а как же… так ведь если я уйду, вас двадцать семь останется! – нашелся ушлый сержант.
- Тьфу ты, точно!.. Черт с тобой, становись обратно в строй… Рота, смирна!
Изрядно обкромсанная рота дружно вытянулась.
Политрук внимательно оглядел строй, тоскливо вздохнул и, совсем уже другим тоном продолжил:
- Ну, вот что, бойцы… Нам срочно окапываться надо, а то к атаке не успеем, вы это имейте ввиду. И вы, в общем, знаете, для чего мы тут стоим и на что идем… Но все равно я сейчас должен буду толкнуть пафосную речь про «Отступать некуда» и все такое, вы уж потерпите. Нам тут в историю войти надо, по возможности, строевым шагом под гимн СССР! А то ж будут потом говорить, что не тут мы были, и не в тот день, и не в том составе. И танков тут не было, и немцы вообще, мимо шли. И сами мы не бойцы 316-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора Панфилова, а… сказать противно: не то легенда, не то пропагандистский миф. А оно нам надо?..
запись создана: 18.12.2016 в 23:31

@темы: рупор кремлевской пропаганды, гвозди бы делать из этих людей, войны и войнушки, Творчество по теме

URL
Комментарии
2016-12-19 в 04:04 

Фред Луо
Tokyo-Moscow-Chicago-Madrid - The World rotates to the Ultra-Heavy Beat
Зря они зомби-красноармейца проигнорировали, который на момент боя двое суток как умер. Добавило бы комического эффекта.
Но и так неплохо.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Гражданская позиция

главная